Мурукин Сергей Семенович

В преддверии юбилея события прошлого приобретают какой-то особый, торжественный оттенок. И нам представился случай взять интервью у Сергея Семёновича Мурукина, ветерана Великой Отечественной войны. Очень интересно было обратиться именно к нему: его семья тесно связана с нашей школой - в ней учились его дочка и внучка.
Встреча состоялась у Сергея Семёновича дома. Придя в гости, мы ожидали увидеть пожилого человека, уже уставшего от вопросов о тяготах и лишениях войны. Но нас встретил подтянутый, бодрый человек с улыбкой на лице, которому на вид не дашь его 92 лет. Во время нашей беседы ветеран шутил и смеялся, вспоминал не только плохое, но и, как настоящий оптимист, много хорошего, светлого. Наверно, тогда к войне нельзя было относиться иначе, ведь иногда, всё, что оставалось у людей, - это надежда, вера в победу. И сколько было радости и слёз, когда наконец настало её время!
От С.С. Мурукина мы узнали, что родился он в 1918 году в Кучках (Пензенский район), является полковником в отставке, награждён множеством медалей и орденов.
Давно ли вы живёте в Пензе?
-Давно, ещё до армии семья перебралась в город. Пошёл здесь в школу, потом закончил техникум, поступил в экономический институт в 1938 году... Но, к сожалению, закончить не успел. Нас забрали в армию. Ещё давно, до Великой Отечественной, солдатом в Читу, где была учебная рота, куда брали только со средним и высшим образованием. Так что если бы война началась на год позже, я бы успел доучиться, но не судьба!
Помните ли вы, как всё начиналось?
    Как только началась война, нас всех мобилизовали, и пассажирский поезд отправился от платформы в главный город Приморского округа и дальше, на самую окраину Манчжурской границы. Последние 30 километров, правда, нам пришлось идти пешком, а затем строить линию обороны. Я был пулемётчиком, тогда работали по двое: у одного орудие, у второго диски. Начали делать все вместе площадку, копать траншею за одной стороной оврага, а за другой были передовые части отряда. Японцы, китайцы и русские - кого там только не было. Через неделю нас вызвали в штаб и отправили дальше на прохождение службы в Иркутск, в Военное инженерное училище. Сдали экзамен. Затем попали в Куйбышев (Самару). Нам присвоили звания. Я стал лейтенантом. Затем Ростов Всеми силами Гитлер хотел взять нашу Москву. Дней через 10 нас отправили наконец-то в часть, за Москвой, чтобы выгнать врага подальше. Жуков, и Сталин, и Малиновский в тот момент решали вопросы о защите и наступлении. Были и бои под Москвой. Тогда я состоял в 279 дивизии. 51 ая армия, Калининский фронт. Очень много самолётов - именно они сильно помогли. Женские полки тоже там были. И вот начались боевые действия. Мы откинули немцев километров на 100 от Москвы. Было много потерь: враги, друзья...
Были ли вы ранены в боях?
Конечно. Даже дважды. Первое ранение - это осколок в спину. Ещё пуля в ногу попала, но это было потом. Из части отправили в госпиталь, но командир роты не пустил. Скоро и прошло всё. Ихтиоловая мазь -тогда ей все ранения лечили, ну, и мне тоже помогла. Воевал под Сталинградом. Зима. Холодно. Снег. На нашей стороне - небольшие кустарники, а за озером немцы, подготовленные, лагерь которых окружён колючей проволокой в три ряда. Дали задание - разведать оборону немцев, чтобы помочь самолётам. Я был главным в нашей группе из пяти человек. Перерезали проволоку ножницами, а тока в ней не оказалось. Нашли немецкие землянки, но войти поостереглись, и правильно сделали: через минуту из одной вышли десять немцев с ружьями. Заметили нас и открыли огонь. Когда решили вернуться, не могли найти дорогу назад - солдаты, которых мы оставили нас ждать, исчезли. Поэтому еле выбрались!
Скажите, а к смерти на войне можно привыкнуть?
    Не думаю. Мне всё время приходилось рядом видеть смерть. Один раз она была совсем близко. Легли мы с товарищами отдохнуть - и вдруг начался обстрел с воздуха! Наступило утро, надо было собираться в дорогу. А Власов не встаёт, мы его будили, будили, а потом увидели, что ему в голову попала пуля. Он был мёртв.
А как закончили войну?
С капитанским званием! После взятия Севастополя немцы начали отступать, и жизнь стала легче.
Во время войны Вы выходили за территорию СССР?
Нет. Только до Кенигсберга.
А когда вернулись в родной город?
В Пензу я вернулся уже гораздо позже. Пришёл увольняться в штаб, а там и сказали, что увольнение закончено. Так и пришлось всю жизнь служить.


Автор: Танькова Евгения