"Последний денди республики"

А.Б. Мариенгоф и Пензенский край

 

Мы находимся у здания 3-й мужской гимназии или как ее называли чаще гимназией С.А. Пономарева.
Дом, занимаемый Пономаревской гимназией, построен в середине XIX века купеческим сыном Иосифом Степановичем Самариным, заложившим его в 1855 году в Приказ общественного призрения за взятую там на три года ссуду в 8,5 тыс. рублей. Но расплачиваться с кредитором пришлось уже его сыну, городищенскому купцу 3-й гильдии Иону Иосифовичу Самарину. К тому времени долг увеличился уже до 9231 руб. 80 коп., и ничего оставалось, как продать в 1863 году усадьбу с публичного торга. Ее купил пензенский купец 3-й гильдии Андрей Андреевич Андреев, продавший ее, в свою очередь ровно через 10 лет саксонскому подданному Морицу Августовичу Клотшу. В том же году новый хозяин решил произвести капитальный ремонт дома и уже отделал с половину его, нижний этаж которой сдал под булочное заведение Густава Бутгенгофа, рассчитывая во второй половине открыть собственный мебельный магазин. 23 ноября 1873 года в 11 часов утра произошло несчастье — обрушились все три потолка. Причина была тривиальной: для расширения помещения магазина убрали и дольную капитальную стену, в которой были закреплены концы балок, а вместо нее устроили арку, подперев ее во время работы тремя столбами. Закончив отделку, рабочие, выбив среднюю подпорку, отправились завтрак; и в это то время арка, не выдержав тяжести, рухнула, а за ней и перекрытия всех трех этажей. При этом из окон дома повалила такая пыль, что ее приняли за дым вскоре по тревоге примчался пожарный обоз.
15 сентября 1907 года статский советник Дмитрий Алексеевич Захарьин учредил частное училище 2-го разряда с курсом мужской классической прогимназии. В том же году он умер, и некоторое время училище содержал его брат А. А. Захарьин, а заведующим учебно-воспитательной частью был учитель математики, естествознания и географии В. П. Гайдин. Однако попечитель Харьковского учебного округа, к которому тогда относились учебные заведения Пензенской губернии, не утвердил передачу училища А. А. Захарьину, так как тот не удовлетворял требованиям образовательного ценза. Не подошел на должность завуча и Гайдин, поскольку у него не было достаточного педагогического опыта. оэтому заведывание учебно-воспитательной частью временно принял на себя директор 1-й мужской гимназии статский советник П. А. Беляев. Вскоре было подыскано новое лицо для содержания училища. Им стал епархиальный наблюдатель церковно-приходских школ Пензенской губернии, кандидат богословия статский советник Сергей Афанасьевич Пономарев. В 1909 году училище переименовали в частную мужскую прогимназию С. А. Пономарева, а со следующего года она уже перешла в разряд гимназии, срок обучения в которой был восемь лет.
Славу любого учебного заведения составляют, прежде всего, его выпускники. Для Пономаревской гимназии самым известным, пожалуй, является Анатолий Борисович Мариенгоф. Поэт-имажинист, более того — родоначальник имажинизма, возникшего, но сути дела, у нас, в Пензе, поскольку именно здесь в 1918 году был напечатан первый. Б. Мариенгоф и С. А. Есенин .имажинистский сборник «Исход»; драматург; друг С. Есенина, о котором он оставил свои воспоминания, а тот, в свою очередь, написал такие строки:


Ах, Толя, Тот, ты ли, ты ли,
В который миг, в который раз —
Опять, как молоко, застыли
Круги недвижущихся глаз.

Прощай, прощай. В пожарах лунных
Дождусь ли радостного дня?
Среди проставленных и юных
Ты был всех лучше для меня.


Анатолий Борисович Мариенгоф родился 24 июня 1897 в Нижнем Новгороде.
И мать, и отец были отпрысками разорившихся дворянских семейств. Предки по отцовской линии — выходцы из Лифляндской губернии. До 1913 Мариенгофы жили в Нижнем Новгороде, где их сын учился в Дворянском институте
Вскоре в семье случилась трагедия – от рака умерла мать. Отец, воспользовавшись приглашением английского акционерного общества «Граммофон», стал его представителем в Пензе и переехал туда с детьми (у Анатолия была младшая сестра).  Анатолий Мариенгоф поступил в 6-й класс Пономаревской гимназии 20 августа 1913 года и окончил ее, как говорится, с грехом пополам 27 мая 1916 года. Детство Анатолия Мариенгофа прошло под сильнейшим влиянием отца. Обширные мемуары писателя, созданные уже во второй половине столетия, отводят отцу роль наиболее здравомыслящего и тонкого человека среди всего их тогдашнего окружения, да и среди позднейших знакомств. Едкий скептик, даже, во многом, циник, он (по крайней мере, в изображении сына) являл собой тип некоего прекрасного интеллигента начала века: критически и либерально настроенного моралиста.
Борис Михайлович, вероятно, участвовал и в формировании литературного вкуса сына.
Чрезвычайная антирелигиозность Анатолия Мариенгофа, судя по всему, также была воспитана отцом.
Поэзия Мариенгофа так и не избавилась от налета высокопарности. Вадим Шершеневич, его большой друг, следующим образом отмечал эту особенность: «Толя был очень прост в жизни – и очень величав в стихах. В спокойствии его строк есть какой-то пафос, роднящий его с О.Мандельштамом. Сложность стихов Мариенгофа – органическая, от переполненности» Возможно, чтобы как-то компенсировать это свойство, Мариенгоф пытался использовать в стихах элементы так называемого семантического «низа», и, в конце концов, сделал это своим главным стилеобразующим принципом: нарочито резкое, буквальное сопоставление «чистого» и «нечистого» материала (как он сам сформулировал это в своем теоретическом тексте Имажинизм (1920).
В 1916 г. Мариенгоф уезжает в Москву и поступает на юридический факультет Московского университета. Не проучившись и полгода, попадает на фронт: в составе инженерно-строительной дружины занимается устройством дорог и мостов. И в школьные годы, и на фронте он писал стихи. Появляется первая пьеса в стихах «Жмурки Пьеретты».Демобилизация случилась сама собой: пока он ехал в отпуск, произошла революция.
В дни Октябрьской революции Мариенгоф возвращается в Пензу и с головой уходит в литературу: создает поэтический кружок, включивший соученика по гимназии поэта Ивана Старцева и художника Виталия Усенко, в 1918 году печатает первую книжку стихов — «Витрина сердца».
Ранняя поэзия Мариенгофа во многом наследует стилистику Облака в штанах Маяковского: :
Опять же: – Что Истина?..
Душу прищемили, как псу хвост дверью,
И вот, как зверь,
Не могу боль выстонать
(сб. Витрина сердца).
Нежные отношения Мариенгофа с отцом оборвала нелепая случайность. Летом 1918 г. белые чехословаки входят в город, во время уличных боев шальная пуля убивает Бориса Михайловича. Анатолий Мариенгоф навсегда покидает Пензу и переезжает в Москву.
  Анатолий Мариенгоф жил в Пензе с 1913 по 1918 годы, с перерывами. Хотя это и небольшой временной отрезок, именно в этот период он сформировался как личность, написал и опубликовал свои первые произведения, позднее он напишет: «Имажинизм родился в Пензе на Казанской (ныне – улица Урицкого) улице».
Сам Анатолий Мариенгоф всегда именовал себя пензяком, Пензу он помнил, знал и любил. Все три его знаменитых романа буквально пропитаны пензенскими впечатлениями: запахом лип и сирени на Верхнем гулянье, «бабьим летом» в сквере кафедрального собора, видами старой Пензы с Поповой горы, откуда открывается панорама города... «Мечтаю печальный остаток своих дней дожить в Пензе», – написал он в романе «Циники».

     В числе его имажинистской гимназической братии был и Иван Иванович Старцев, учившийся на класс ниже Мариенгофа, ставший библиографом, автором библиографических сборников по детской, художественной и западной литературе. Из той же компании был и Григорий Романович Колобов, живший в Москве на одной квартире с Мариенгофом и Есениным. Он работал в Транспортно-материальном отделе Высшего Совета Народного Хозяйства и имел в своем распоряжении салон-вагон, в котором частенько разъезжали с ним по стране и его друзья, в том числе и Сергей Есенин. В гимназии Мариенгоф сидел за одной партой с Сергеем Громаном, после революции недолго занимавшим пост председателя Всероссийской эвакуационной комиссии. Его отец, Владимир Густавович, бывший политический ссыльный, как пишет Мариенгоф в своих воспоминаниях, «стоял во главе Пензенского статистического бюро, лучшего в Российской империи», а «в семнадцатом году, при Керенском, он был продовольственным диктатором Петророграда».
Поговорили о Пономаревке, и кА-то само-собой, захотелось закончить выдержкой из автобиографической повести Анатолия Мариенгофа «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги»:
Сегодня торжество в нашем «обжорном зале»: окна вымыты, полы вытерты воском, прилавок с холодными пирожками вынесен вон, а вместо него стоит длинный стол, скрытый синим сукном  с золотой бахромой.
За столом –директор, поп в шелковой рясе и все педагоги  подстриглись, подровняли усы и бороды, пахнут цветочным одеколоном. Директор в новом сюртуке- а через живот - толстая золотая цепь со множеством брелков.
На столе, на синем сукне с золотой бахромой выситься порядочная стопка аттестатов зрелости.
С величавой скрипучестью в голосе директор вызывает к столу счастливых выпускников.
У меня чуть-чуть замирает сердце.
-Ма-ри-ен-гоф!
О как я ждал этой минуты!
 11 сентября 2013 года на здании бывшей Пономаревской гимназии была торжественно открыта мемориальная доска прозаику и драматургу Анатолию Мариенгофу.

 

Список источников и литературы

 

1. Анатолий Борисович Мариенгоф – «единственный денди республики» [Электронный ресурс] // LiveInternet: сайт. – Режим доступа: http://www.liveinternet.ru/users/4000579/post226919918
2. Губернский город Пенза на рубеже XIX-XX веков. Автор-составитель Щукин С.И..-Пенза, 2001.
3. Пензенская энциклопедия-Москва, научное издательство «Большая российская энциклопедия», 20001Савин О. Пенза литературная. -Саратов, Приволжское книжное издательство, Пензенское отд-е., 1977.
4.  Мариенгоф Анатолий Борисович // Большая Российская энциклопедия: В 30 т. Т. 19. Маниковский – Меотида. – Москва: Большая Российская энциклопедия, 2012. – С. 109.
5. Мариенгоф Анатолий Борисович (1897-1062) // Золотая летопись Пензенского края: книга для полезного чтения / авт.-сост. Корниенко С. П. – Минск: Минская фабрика цветной печати, 2007. – С. 294: 1 портр.

 

Автор: Трошин Сергей